Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/326/6464955.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 18 (326) сентябрь 2017 года

Достичь баланса: сегмент балансового газа требует продуманных реформ

Топливо Александр ФРОЛОВ

Балансовый газ – это сжиженные углеводородные газы (СУГ, пропан-бутан), распределяемые потребителям по фиксированным государством ценам. Объем поставок относительно невелик, но при этом балансовый газ играет важную социальную функцию, обеспечивая население теплом и давая ему возможность приготовить пищу.

За последние годы в отрасли накопился ряд проблем, которые пытаются разрешить как крупные участники рынка, так и государство. Однако новые законодательные инициативы отбросят этот сектор экономики на 15 лет назад, породив почву для масштабных злоупотреблений и не решив накопившиеся проблемы.



Борьба с дефицитом и «серым» сектором

Рынок сжиженных углеводородных газов носит сезонный характер. Летом потребление СУГ выше, чем зимой. К 1999 г. на внутреннем рынке России с завидной регулярностью возникал дефицит пропан-бутана. Связано это было с тем, что цены на внешних рынках чаще всего были выше, чем на внутреннем, – производители охотно вывозили все доступные объемы. Непростая ситуация усугублялась резким обесцениванием рубля во время кризиса 1998 г., а также огромным количеством посредников между производителем и потребителем.

С точки зрения потребителя происходящее было настоящим хаосом: никто не мог знать заранее – будет у него завтра необходимый в быту пропан-бутан или придется сидеть в холоде, не зная, на чем приготовить пищу. Ведь часть домов (как частных, так и многоквартирных) была, условно говоря, газифицирована с помощью СУГ. Рядом с многоквартирным домом был врыт резервуар для газа (придомовая емкость), которая заполнялась пропан-бутаном, и из нее газ централизованно распределялся по квартирам. По сути пропан-бутан выступал (да и выступает сейчас) как аналог сетевого газа в регионах, где не было еще магистрального природного газа. Важно, что к началу 2000‑х газификация страны едва достигала 50 %. В отдельных регионах (например, в Хабаровском крае) она была существенно ниже этого показателя. То есть наличие пропан-бутана на внутреннем рынке было буквально вопросом выживания.

В 1999 г. государство нашло выход. Была внедрена система балансовых заданий по сжиженному газу – пропан-бутан поставлялся по фиксированной государством цене для удовлетворения коммунальных потребностей населения. В новой системе производители были обязаны Министерством энергетики поставлять необходимый объем СУГ (балансовый газ) в определенные регионы. Не выполнив социальную нагрузку, они не могли поставлять пропан-бутан на экспорт. На таможне требовали предъявить ресурсные справки, которые выдавались государством после того, как производитель выполнил балансовое задание.

Система балансовых заданий решила проблему нехватки энергоносителей на внутреннем рынке. Но она же породила новую проблему – проблему перетока балансового газа в «серый» сектор.

Разница между регулируемой и коммерческой ценой на СУГ была крайне велика. При этом финансовое бремя лежало на производителе. У местных администраций возникал большой соблазн завышать свои потребности в балансовом газе. Иногда, излишне доверяя запросам местных властей, Министерство энергетики выдавало балансовые задания в десять раз превышавшие реально необходимые объемы. А ушлые люди на местах продавали «лишний» газ по коммерческим ценам. В то же время бурный расцвет переживала газификация транспорта – многие автомобили переводились на пропан-бутан. И значительные объемы балансового газа внезапно оказывались на заправках. Периодически возникала абсурдная ситуация, когда, несмотря на завышенные объемы поставки СУГ по регулируемым ценам в регион, до конечных потребителей он не доходил, а реализовывался в секторе газомоторного топлива. Т. е. основная функция балансовых заданий по гарантированному обеспечению населения газом не выполнялась.

К 2005 г. крупные производители СУГ обратились к премьер-министру с просьбой разобраться со сложившейся ситуацией. Производители начали борьбу против нецелевого использования балансового газа. Она увенчалась успехом в январе 2009 г., когда правительство перестало выпускать постановления, обязывающие компании поставлять балансовый газ. Но это означало, кроме прочего, что юридического основания снабжать потребителей пропан-бутаном по регулируемым ценам уже не стало. Этой ситуацией воспользовались некоторые поставщики, которые либо многократно сократили, либо вовсе прекратили поставки балансового газа. При этом Федеральная служба по тарифам (а теперь – Федеральная антимонопольная служба) продолжила устанавливать фиксированные цены на балансовый газ.



Мал золотник

Удельный вес балансового газа крайне невелик. Суммарное производство СУГ на российских предприятиях в 2016 г. составило, по данным Минэнерго, 16,55 млн т (на 4,4 % больше, чем в 2015 г.). Из этого объема по регулируемым ценам на внутренний рынок было поставлено 348 тыс. т.

При этом за последние годы объем производства СУГ в нашей стране рос, а объем балансового газа снижается. В 2013 г., по данным АО «Газпром газэнергосеть», он составил 513 тыс. т, в 2014‑м – 501,25 тыс. т, в 2015‑м – 464 тыс. т, после чего упал еще на 30 %. Главные причины – рост уровня газификации, уменьшение перетока в «серый» сектор, а также развитие поставок населению газа, закупаемого на свободном коммерческом рынке. Проще говоря, регионы начали меньше требовать лишнего газа. Толчком к этому послужило то, что с января 2014 г. Минэнерго отказалось от прикрепления производителей к регионам с определенными объемами. Разнарядки до сих пор существуют, но носят не обязующий, а рекомендательный характер.

Основным поставщиком балансового газа сегодня является Группа «Газпром». Ее представляют две компании – «Газпром газэнергосеть» (131,6 тыс. т в 2016 г.) и «Газпром нефть» (36,8 тыс. т).



Противоречия

В области балансового газа на сегодняшний день имеются две основные проблемы. Первая связана с производителями ресурса. Суть ее заключается в том, что именно производители по факту несут на себе финансовую нагрузку по балансовому газу. А вторая проблема – убыточность поставок балансового газа для уполномоченных компаний во многих регионах. Уполномоченные компании продают газ потребителям по установленной в регионе экономически необоснованной цене, при этом содержат газовую инфраструктуру (газонаполнительные станции, пункты хранения и обмена бытовых баллонов, аварийные службы, автотранспорт), осуществляют доставку газа в отдаленные районы. Наименее затратные направления поставки перехватывают коммерсанты, не обремененные содержанием дорогостоящей инфраструктуры, тем самым провоцируя еще большие убытки уполномоченных компаний. И убытки в этой области колоссальны. В ряде регионов они достигают десятков и даже сотен миллионов рублей в год.

При этом за прошедшее с 1999 г. время ситуация в целом на рынке СУГ сильно изменилась. Выросло производство сжиженных газов, активно развивается биржевая торговля и внебиржевые, электронные торги. И возможность купить сжиженный газ есть у любого покупателя. Цена рынка формируется по результатам торгов. Более того, частой стала ситуация, когда цена рынка формируется ниже регулируемых цен, установленных для поставки по балансовым заданиям. То есть нет дефицита, нет зависимости от прямого контракта с производителями, на внутреннем рынке есть возможность купить необходимые объемы пропан-бутана, цена формируется прозрачно. Проблема, из‑за которой и была придумана система балансового газа, больше не существует.

На сегодняшний момент балансовый газ – это не бизнес, а социальное обязательство, эффективность которого вызывает сомнения.

Казалось бы, все это никак не трогает простого потребителя. И действительно: как его касаются финансовые потери каких‑то компаний? Но проблема еще и в том, что существующая система не обеспечивает безопасности использования газа населением. Убыточность деятельности провоцирует некоторые небольшие уполномоченные предприятия экономить на безопасности, либо определенные мероприятия, направленные на обеспечение безопасности газоснабжения не применяются по объективным причинам, из‑за отсутствия средств. Коммерческие же продавцы СУГ зачастую вообще не задумываются над этим вопросом. Это бьет в первую очередь по потребителю. Иногда бьет в буквальном смысле.

Реформирование требуется в вопросе установления региональных розничных цен на газ, которые должны объективно учитывать обоснованные затраты уполномоченных компаний на доставку и обеспечение безопасности использования газа. Свою лепту в последнее должны вносить и коммерческие организации, нацеленные на реализацию газа населению.

Кроме того, можно было бы обязать местные власти компенсировать убытки, возникающие при снабжении потребителей балансовым газом в логистически удаленных районах, из местных бюджетов.



Непродуманный закон

Вышеизложенные проблемы известны всем участникам цепочки распределения балансового газа. Возможно, кроме потребителей. И наконец государство решило реформировать этот сектор. Был предложен проект федерального закона «О внесении изменения в Федеральный закон «О газоснабжении в Российской Федерации» (в целях совершенствования регулирования поставок сжиженного углеводородного газа»). И если ознакомиться с ним, то станет ясно, что авторы знают о наличии проблемы, но, что называется, пытаются потушить огонь бензином.

Проектом предлагается ввести институт гарантирующего поставщика в целях осуществления гарантированных поставок на российский рынок СУГ. Гарантирующим поставщикам даются такие полномочия, что по сути перед нами попытка вернуться к положению первой половины 2000‑х. Фактически поставщикам снова будут выдавать обязательные балансовые задания, притом требуемый объем будет регулироваться местными властями. Контроля за соответствием заявок реальным потребностям регионов не предусмотрено. Сдувшийся за последние годы «серый» сегмент замер в ликующем ожидании.

Авторы законопроекта боятся, что коммунальным потребителям вновь может не хватить пропан-бутана. Даже если бы проблема балансового газа заключалась в этом, то как предложенные меры могут помочь производителям и уполномоченным компаниям избежать финансовых потерь? Скорее ситуация усугубится. Зато мы увидим «на бумаге» борьбу с дефицитом, хотя производство СУГ продолжает расти, опережая рост внутреннего спроса (во всех рыночных сегментах).



Решение

В реальности не нужно вводить институт гарантирующих поставщиков, нужно использовать уже работающие инструменты. К примеру, используя совместный приказ ФАС и Минэнерго от 12 января 2015 г. № 3 / 15 / 3 можно обязать производителей СУГ увеличить минимальный уровень продаж на бирже до 10‑15 % от объема производства вместо выполнения балансовых заданий.

Если уж оставлять балансовые задания, то нужно распределить нагрузку между всеми производителями, привязав объем балансового задания к процентам от объема производства. Это решило бы проблему диспропорции среди поставщиков: одни поставщики максимально дистанцируются от темы балансового газа, а на других перекладывается все бремя со всеми убытками. Если балансовый газ – социальная нагрузка, было бы справедливо распределить ее по всем участникам рынка.

В любом случае, потребности в балансовом газе уменьшаются с ростом уровня газификации и развития биржевого рынка СУГ. С 2005 по 2016 г. средний уровень газификации в России вырос с 53,3 % до 67,2 %. Благодаря усилиям Федеральной антимонопольной службы РФ и Министерства энергетики РФ, а также крупных производителей СУГ развиваются биржевые механизмы, которые дают рынку прозрачность и позволяют уже сегодня отказаться от балансового газа.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 18 (326) сентябрь 2017 года: